Нарушение патента на промышленный образец «информированным потребителем»

31 октября

Любой спор о нарушении патента сопровождается отсылкой к определениям. 

В случае нарушения прав на промышленный образец рассмотрение дел опирается на понятия «информированный потребитель» и «информированный покупатель».

«Информированным потребителем» может быть как продавец, так и покупатель. Понятие «информированный покупатель» — это субъект, который владеет полной информацией о рынке определенных товаров и способен принять грамотное решение о покупке или продаже.

Впервые понятие «информированный потребитель» прозвучало в диссертации одного из руководителей Роспатента. Но только спустя 7 лет возникла потребность обозначить, что «информированный потребитель» не равно «информированный покупатель».

Рассмотрим, есть ли разница в самом содержании понятий, или она заключается всего лишь в разной формулировке.

Информированный потребитель

«Информированный потребитель» может быть покупателем, так как он, вероятно, приобретает продукцию для пользования. 

«Информированный покупатель» может быть потребителем, так как может распоряжаться продуктом ввиду покупки.

Этот факт подтверждается и множеством решений судов ЕС и согласуется с определением потребителя в Российской Федерации. 

Таким образом, любой гражданин, который имеет намерение заказать или приобрести или уже приобретший какой–то товар для личных, семейных или домашних нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью, является потребителем.

Согласно российскому законодательству, потребитель приобретает продукт, идентичный по назначению промышленному образцу, для личных целей, но не для системной перепродажи.

Потребитель не изготавливает изделие, не ремонтирует и обозревает только те части изделия, которые ему доступны для обозрения. То есть, товар используется им как «конечным потребителем, за исключением технической эксплуатации, сервисного обслуживания или ремонтных работ» (ст. 3 Директивы ЕС).

Если изделие эксплуатируется потребителем, то он не может видеть недоступные ему детали, даже если изображение этих частей имеется в охранном документе. 

Например, не увидит утопленную в шашку протектора часть шипа зимней шины. Но эти признаки не учитываются при установлении патентоспособности. В Директиве указано, что защита не распространяется на элементы, которые не видны.

То есть, признаки, которые недоступны потребителю при обычном использовании изделия, не должны приниматься во внимание для целей оценки требований охраны, даже если они содержатся в документах, приложенных к патенту.

У объектов патентного права есть общая проблема: в охранный документ заявители включают сведения о готовом изделии, например, из категории мебели. Но при этом не охраняют отдельные детали для сборки изделия. А ведь на практике такие изделия продаются именно по частям, а не в виде готового изделия. Поэтому нельзя считать, что субъекты предпринимательства используют готовое изделие.

Сборку производит конечный потребитель, а это не нарушает исключительное право.

Такая же проблема возникает с лекарственными средствами, когда лекарственное средство потребляется не аптекой, а пациентом в его личных целях.

В практике судов такая проблема была решена в пользу патентообладателя.

Таким же способом было бы справедливо защитить патенты на промышленные образцы, которыми охраняются сборные изделия. Ведь для потребителя ценность заключается не в самом наборе деталей, а в конечном изделии, которое получится при сборке. И распространитель продает именно эту ценность, а не набор деталей.

Соразмерность объема охраны творческому вкладу автора

Относительно промышленного образца важно отметить, что тесты для оценки патентоспособности и тесты для оценки нарушений прав должны быть одинаково строги или одинаково мягки. В этом и заключается соразмерность.

В противном случае можно было бы получать объем прав, который не соответствует творческому вкладу, или же расширить свои права на то, что принадлежит другим авторам.

Разный подход означал бы политику двойных стандартов. Так, суд в своих решениях может опираться на позицию рядового потребителя, в то время как экспертиза руководствуется подходом, прописанным в рекомендациях Роспатента. Однако в последнее время подходы к установлению нарушений сближаются.

До 1 октября 2014 года оценка патентоспособности опиралась на понятия новизны и оригинальности, а оценка нарушения патента оценивалась только с позиции новизны. Но после этой даты методики оценки патентоспособности и нарушения патента оцениваются одинаково по двум параметрам: новизны и оригинальности.

В этих условиях для третьих лиц остается возможность перерабатывать дизайн запатентованных изделий до неузнаваемости, пусть даже не творческим, а механическим способом, но критерий творчества остается условием для предоставления охраны.

В судебной практике бывает, что сталкиваются интересы двух патентообладателей. Так происходит, когда встречаются старший и младший патенты на промышленные образцы.

Если изобретение достойно патентования, то такое изобретение не может считаться нарушением более раннего патента. Это относится к принципу соразмерности.

Такой подход критикуется, так как предполагает, что можно использовать любой существующий патент, дополнить его какой–то деталью и получить новый патент, зависимый.

Однако такая критика не применима к промышленным образцам, так как при выдаче патента ведомство признает, что в новом образце нет признаков старого (условие новизны), и новый образец отличен от более раннего (принцип оригинальности).

Изобретения и полезные модели могут регистрироваться без согласия обладателей старших патентов, а патентование исключает выдачу зависимого патента.

Бывают случаи, что изделие ответчика подпадает под патент истца, но при этом суды отказываются регистрировать нарушение. Основанием служит тот факт, что иногда сложно провести четкую грань между изделием до его патентования и после.

Например, небольшое содержание примеси в запатентованной стали может содержаться в любом виде стали. Или же, например, если размеры изделий отличаются на уровне допусков.

При оценке сходства охраняемого образца истца и изделием ответчика информированный потребитель будет обращать больше внимания на отличительные признаки, чем на схожие.

Как правило, большая защита будет у изделий, которые имеют ярко выраженное зрительное отличие.

Заключение

Отечественные законодательные органы приблизили понятие «информированный потребитель» к европейскому опыту и понятию «информированный пользователь». 

Какое отражение найдет этот опыт в судебной практике и патентной экспертизе, станет понятно со временем.



Самую важную информацию
присылаем в рассылке
Без спама. Вы сможете отписаться в любой момент

Отправляя форму, я даю согласие на обработку персональных данных.